Страдания по внутренней Норвегии. (эссе)

Нежного всего вам, уважаемые Одесситы и гости города.

Как изменить мир? Как всё поменять, чтобы для каждого по своему, но для всех по общему классно? И чтобы все счастливы!!!
Вы конечно подумаете — Вот жеж дурачок, так не бывает.

Бывает!!! Скажу я и приведу пример отдельно взятой страны, где среди скалистых фьордов, в полной, казалось бы белой и холодной нищете выживают дикие викинги…
Как же так получилось, что такие страны, где на камнях растут лишь извилистые кусты и из всех домашних животных одни тюлени с китами — по уровню жизни лучшие в мире, во всех отношениях?
Как пример — Норвегия. Как для добить — Исландия!!!
Что с этими людьми не так? Почему они счастливы вопреки кажущейся фатальности погодных условий?
А мы, живущие на самой плодородной земле в Европе, вдруг им завидуем, хотя последние звезды с фасадов поотбивали и даже более того — переименовали улицы!!!
Это вот, давеча — на улице Приморской одесские военные сбили советскую лепнину в виде пятиконечных красных звезд. За этим занятием военнослужащих застал общественный активист Акакий Пфуй. Военные рассказали, что таким способом осуществляется декоммунизация. От предложенной помощи они отказались. Сам Пфуй так прокомментировал ситуацию:
«Вечно можно смотреть на три вещи: на протесты, на обыски НАБУ, и на то как валят «совок».
Но какой смысл валить совок, если веник поломан? Мало того, ещё не создан даже…
Кто мне может ответить на простой, как словосочетание «трансцендентный экзистенциализм» вопрос: —
Почему при совке, когда интеллигенцию душили и уничтожали — она была, а сейчас приходит Шариков, чтобы навести порядок среди себе подобных?
Где все?
Эй, люди с высокими лбами, умеющие самостоятельно мыслить цитируя Кьеркегора…

Я надел добровольно вериги,
Стал укором проклятой семье…
Жизнь, как пошлость бессмысленной книги,
Я отбросил: подобно ладье
Я плыву по беспутному морю,
Без сочувствия счастью и горю.
Нет спасения в косности мира
Безнадёжных и жалких рабов…
Есть остатки с безумного пира
Я не в силах… О, сколько умов
Ожидающих тщетно свободы
Погубили безмолвия годы.
Рабство хуже кошмара и казни,
Жизнь под гнётом оков — клевета!
В сердце львином смиренной боязни
Нет и не было… Мысль — суета.
В царстве силы, где внешность пророка
Обвиняет за дерзость порока.
О, исчадие тьмы безнадёжной!
Вы не звери, вы хуже — рабы!
Ваши души во тьме безмятежной
Спят в цепях. Лишь удары судьбы
Вас разбудят, как рёв океана,
В час величья грозы — урагана.
Лицемеры! Зачем Вам пророки?
Злой мороз ненавидит цветы! —
Вы — позорно и нагло жестоки
К проявленью свободы… Мечты,
Умертвите вы рабским дыханьем,
Заразивши пророков лобзаньем.

Ф. Ницше

Суть которую я хочу донести в простом, раскрываю тему: Декоммунизировать я могу только себя самого и то не полностью, но лишь в принятии и любви в себе — человека рожденного в СССР. Раз и навсегда. И этим же закончить.
Я не имею права навязывать свою экзистенциальную декоммунизацию другим, потому как прав лишь тот, кто не стремиться ничего доказать. Единственное, на что я имею моральное и нравственное право это честно принять в себе «совок» души и исполняя в здесь и сейчас правильный выбор в поступке — показать личным примером, что это работает. Не более…

Во всех остальных случаях, мои поступки не отличаются от коммуниста, чекиста, нквдшника. Сделай я себе на лице таттуировку жовто-блакитного флага а на затылке трезуб, если я начну нападать на символы на домах вместо своих символичных деффектов характера, имя мне — Владимир Ильич, шо ім’я мені Володимир Ілліч шо im’ya meni Volodymyr Illich — ничего не изменится.

Я все тот же истеричный мальчик, со сбитыми на синие звезды коленками, рожденный и воспитанный при совке, который вырос в бандита от нелюбви и навязывает силой любовь другим, превращая Бога данного при рождении (в не зависимости от места в коотором я вылез из вагины) — в мелкого, низменного беса.
Вот и весь месседж данного спича. а далее следует непереводимая икра душевных переживаний.

Иногда мне кажется, что не будь у меня семьи, этой тонкой ниточки, связующей с адекватностью, я бы попивая свою мочу вместо матэ, далеко не за компьютером, а где-то на Воробьева, декламируя бессвязные стихотворения санитарам с лицом лидера Социал-Христиан — осознанно изошел бы на транквилизаторы, играя роль сумасшедшего в полноте.
За что нам это? Где вы? Люди!!! — Вот вопросы которые меня беспокоят больше чем «а шо делать и кто виноват».
И да…
При чем здесь эти люди из власти с лицами социально не близких микроцефалов духа обирающих вас в последней подворотне Деволановского спуска цитируя маркса, в подвернутых штанишках, с украинским флагом на лбу балаклавы и россией в глазах? Что они несут в своих маленьких сумочках, наперевес, томики Шекспира с сонетами? Нет. Там газовый балон и раскладной нож, там травматическое оружие как надежда на вечную жизнь по понятиям.
Больно.
И я понимаю ностальгию многих, даже в прошлом декадентов-диссидентов, по Союзу Советских Социалистических Республик. Потому что тогда, а я это ещё помню, было во что верить и за что и против кого бороться. А сейчас только ты один, в черном зеркале. Всегда один. А вокруг люди-люди-люди и они не отражаются в зеркалах. Потому что не хотят…
Иногда меня настигает прозрение, в истеричном ступоре я бегу целовать ноги Сонечке и личико Марку. Возвращаюсь к работе, а тут очередной воин АТО первым делом после «прихода войны», застрелил всех своих домочадцев и себя. Бежишь по следам эмпатии, находишь исток, рожаешь этот текст…
А всё потому, что мы как угодно можем причесать себя внешне, даже отстроить заново Одессу, но все это, в очередной раз, превратится в хлам, так как внутри у нас не Исландия, а лень. не Норвегия но гордыня.
А ещё — полное знание того, кто вмноват и в чём, но только не мы сами.
Вот и получается. что посреди самой плодородной в мире степи, среди отчаянного тепла и ласкового холода, в месте земли, где все создано для Тебя — ты сидишь как чужой, полностью побежденный деффектами характера, и внутри — боль, страх и жалость к себе.
Ведь не удалось в очередной раз украсть то малое, что вполне реально взрастить посредством любви к себе — среди большего.

Обворованные сами собой. Ограбленные собственной глупостью. Такие красивые люди…
Поэты. Художники. Но только не землепашцы…

Добавить комментарий