«У меня болит Одесса»

Доброго Вам всего — уважаемые одесситы и гости города.

То ли я Зевс, которому снится что он бык похитивший Европу, то я просто бык у которого нет ни денег ни сил до той Европы доплыть.
А в Одессе да… В Одессе я Зевс. Ну, как и каждый Одессит, когда он во дворе дома с окнами выходящими прямо на глухую стену, стену самокопания с жизнеутверждающими надписями.

Сезон наступает. Время зарабатывать на черном море.
Этот рынок прекрасен, он пахнет чайками и обожженными солнцем человеческими телами.
Волны прибыли разбивают остатки человеческого о пирс предложения и спроса. На бирже пляжа негде протолкнуться.
Ранее кричали: — Бички жаренные!!!, Рачки-рачки, куууу-кууу-руза !!! Сейчас же кричат: — Биткоин!!!- Айфон!!! и — Фалафель!!!-Макроны!!!
Как жаль, что всю эту штучку не делают как и должно — на малой арнаутской. Есть иллюзия, что в таком случае первое было бы дешевле а второе вкуснее.
Но кстати:
Макроны это вообще древний народ, обитавший на юго-восточном побережье Черного моря (к востоку от города Трабзон. Макроны участвовали в экспедиции персов в Грецию в V в. до н.э… Их ополчением предводительствовал Артаикт — сатрап из Геллеспонта…
А теперь мы их едим словно сушеный зефир разного цвета. Недавно купил такой своей Сонечке, она посмотрела на меня пристально, да и спросила: — Сколько это дерьмо стоит и почему оно на вкус как тапочки древнего грека?
И вот ещё… То самое, пришедшее словно веган на сосисочную вечеринку пьяных баварцев, слово: Фаляфель…
Кто был на Новый год в центре Одессы? Помните ваши возмущения по поводу того, что вокруг одни арабы? Ага… Это вот поэтому такой спрос.
Да и наши тоже едят — низкая цена, сытный вид, имеешь о себе завышенное мнение как о человеке который не ест мяса чтобы спасти мир, не имея того самого мира в себе самом.
Распространённая гипотеза утверждает, что фалафель первыми начали готовить египетские копты в качестве замены мяса во время Великого поста. Затем блюдо распространилось на север, в Левант. Согласно другим мнениям, фалафель возник ещё в фараоновском Египте либо в Индийском субконтиненте. Фалафель – это форма множественного числа арабского слова филфиль – «перец».

К слову — Биткоин и Айфон не имеют такой истории, но таки дороже и тем более желанней.
Есть разница в том, на что ты способен за фаляфель с макроном и на что за айфон с биткоином, ни смотря на то, что без одного невозможно жить а без второго только существовать.

Давайте же теперь не о вещах, но по делу о людях.
Как и у каждого городского сумасшедшего, у меня есть богатство сомнительной мысли, этим и делюсь с вами:

Мы боролись за безвизовый въезд в Европу, но туда с семьей на неделю с 10.000 грн зарплаты с семьей из 4 человек) не очень то и всунешься, даже родственник Ибрагим такого тебя размноженного не ждет, вот и прет турист из Ужгорода, Полтавы и Калоцюбинска в Одессу, а не в Ниццу, предварительно набив свой рюкзак консервами с Львовскими варениками.

У нас, В Одессе такое количество туристов в последний раз было только в 80-х.
Вот и отвыкли мы от человеческих толп.
Я хочу вас предупредить, что в Одессе. как в любом городе у мора существует негласное противостояние понаехавших с оттуда и поехавших от постоянства с отсюда.
Так вот:
Аккуратнее, сегодня в солнечной Одессе: «это не люди это туристы». Ваш край уха, может зачепить собой данную фразу проходя случайно как мимо хипстерской бадеги, так и бургерной-наливайки, барбершопа с запахом пережаренного кофе…
Да, «Одесситы» наигранно и отчасти лицемерно не любят приезжих, на резонные замечания о деньгах которых, словно плевела брошенные в степи, отвечают шо продают обыденную данность:
— Они нас кормят так, словно хотят съесть.
Но и те и другие: Передвигаются напыщенными пучками.
Одних ведет экспедитор, вторых — лидер мнений, но оба жеманно, словно мёдом мазают такие себе смыслы:
— Это, на самом деле жертвы курортной жизни. Куржи то бишь.
Или: — Не обращайте внимания на местных аборигенов, они думают, что колко юморят, но на самом деле этот ножичек дано уже не был наточен смыслом.

Я помню… Было так:
Приезжали только русские и казахи на чартерах. Селились в самых крутых отелях, которые не стеснялись снимать целиком на компанию. И все это не ради моря, а ради наших девочек…
Нужна ли была Европа быку, возомнившему себя Зевсом? Кто теперь использует наших Европейских девочек по их прямому назначению — дарить цветы и посвящать стихотворения, а не всё вот это вот…
Одесситка славились одним: Она все позволит с собой и себе кроме вольности. Но это было дома, здесь мама помогает себя уважать, а там…
Вы поспрашивайте у вернувшихся и потертых счастьем свободы.
Как не отдаться первому встречному там, где ничто не чуждо, но всё позволено, да и подруги не узнают?

Да вот только стоит одесской девочке сделать себе фотоэмиссию на приморском в бальном платье с подолом от Думской до Дюка и вырезом от рта до чресел, так сразу же и уезжает к папочке в Лондон, оставляя нас рассчитываться за нее здесь — у устричной, один на один с официантом. И вот он молвит тебе, человеческим голосом:
— Ваша дівчина з’їла ктілло лобстерів на три тисячі, а я з Рівного приїхав в морі купатися, заодно ось працюю туто-во у вас …
И вот ты уже прозрел.

На самом деле всё намного прекраснее и смелее.
Зачарованные шизоидной фантазией экспедиторов из Тирасполя, выучившими историю города по алкогольным сентенциям соседей по двору в котором пять лет назад упокоился единственный лауреат, они смотрят на дом Гоголя и хоронят наши души. Потому что по их мнению — Одессе почти всё.( не поняла — поясни)
Четвертоколенные презирают куржей именно за это: молчаливое кивание «себе на уме», мол да, Одесса уже не та. Словно мама когда-то была та…
!!!!!’ И в этом туристы — родные сёстры коренных поехавших: они никогда не знали а потом забыли, что город это не здания а Люди. ( !!!ответь на вопрос, кого мы хотим видеть?) И те и другие — страдают кошмарами презрения к живым, проклиная иначе ошибающихся людей — словно умирающие вещи, но если бы обратили благодарность и уважение друг на друга, то ожило бы и то и другое, наступил бы не «всё» а счастье.
И тот самый эфирный покой, который всегда нужен, но зачем — непонятно.

И почему теперь мне, одесситу в здесь — нет места на пляже? На одном сзади застройка в теньке а на другом спереди вспотевший хутор из Черновцов?
Мы, одесситы вот уже третий год встречаем «нового» туриста. Мы готовимся к нему и к фольклорному движу в городе так, словно надеемся, что привыкнем к этому трешу, потому, что очень деньги нужны…
Но привыкнуть можно только к алкоголю и наркотикам, а к такому — даже если и готовы внутренне, то вряд ли справимся душевно, что и показывает нам Дюк, когда мы смотрим на него со второго люка.

«У меня болит Одесса»

Потороканный любовью
Весь в веснушках — след от розг
Да в поступках истеричных
Бог мой…
Дюк из папирос

Деволановской дорогой
Жизнь ведет то вверх, то вниз
Пала порванною тогой
Смерть как старенький карниз

И на голову ребенку
Приземлившись в самый раз
Вся история подонков
Сёма, Марик, Моня, Стас…

Я устал, что здесь родился
А потом вообще продался
Этому не удивился
Люди лишь педали к стансам

Сиплого велосипеда
Что украл — лететь к своим
Лишь когда пошел по следу
Мусор ряженный нагим

Он меня схватил за жопу
В городе чужом варясь
Лишь тогда имел свободу:
В заточении крестясь

Сотни лет не видел солнца
Только улица и месть
Года три смотрю на скотство
Прямо в лоб: ни встать ни сесть

Революция приматов
Вновь подавлена гордыней
Пушкин черножопый ватник
Гоголь — Слава Украине

Дом его стоит упавший
Николай ты, Николай
Души мертвые бесстрашны
И не платят за трамвай

Полем полз и несся лесом
Я вернулся!!! Я — Живой!!!
У меня болит Одесса
Это новый орган мой…

Я желаю вам, людям обоих полов, приезжих и не очень уехавших — хорошей, доброй и дружной Одессы, Господа и Господуньи.

Добавить комментарий